Обыкновенное волшебство
Номинация «ТВОРИТЬ»
Спецноминация «За волшебство, которое наполняет жизнью и любовью»

автор фото: Rachael Gorjestani
Наступило лето, и она сдала квалификационный экзамен. В возрасте 56 лет. Диплом мастера декоративно-прикладного искусства стал лишь официальным подкреплением любви к её работам. У друзей семьи, да и дома по стенам давно уже развешаны её работы маслом и акварелью, не говоря уж о множественных подарочных альбомах с пастельными рисунками.

Все детство в художественную школу ходили я и моя сестра. Поначалу я пыталась оказывать сопротивление, затем смирилась с положением вещей и ходила молча, по привычке. На самом деле талант, призвание, дар и все прекрасные слова, которые описывают рождение шедевра — это к ней, к моей маме. Все, чему учили нас, она как будто уже знала и только ждала приглашения. После наших зачетов по ткачеству её руками сотканы ковры, с улыбкой и лёгкостью. Нас учили росписи по ткани, мама расписывала невозможной красоты сарафаны для нас. Сдавали зачет по лепке и скульптуре — мамиными удивительно-волшебными руками творились кувшины и вазы для цветов и молока.

Её детство прошло в большом городе. Обычный советский город, существующий для завода и ради завода, выпускающего ни много-ни мало — ракетное топливо, ну и что-то ещё, сопутствующее авиапромышленности. В положенное время отучилась она, конечно же на нужного и важного специалиста - машиниста-стрелочника железнодорожных путей. И по распределению попала в другой уральский город, где вышла замуж, родила детей.

Несмотря на заводские будни - ежедневную работу с огромными и часто неуклюжими железными агрегатами, — вне заводских стен её повседневная жизнь была наполнена лёгкостью, красотой и необычайной внутренней гармонией: букет полевых цветов в круглой вазе, или, наоборот, одна высокая роза в узкой бутылке на столе, накрытом вышитой скатертью, искрящиеся бисером по краешку подхваты-цветы для штор в тон обоям, и много других мелочей, создающих ежедневное ощущение семейного уюта и тепла. Именно к этой гармонии — согласованному существованию внутренних стремлений и внешних проявлений — она и стремилась всю свою жизнь. Всю допенсионную жизнь.

Именно выйдя на пенсию, дав нам троим возможность получить полноценное высшее образование, она занялась тем, чем, наверное, мечтала заниматься весь предыдущий отрезок жизни. Теперь квартира моей мамы похожа на мастерскую феи: на всех вещах лежит отблеск волшебства. Фрукты на картинах светятся янтарно-медовым блеском, с пастельных набросков лукаво подмигивают эльфы и гномы, валяные детские носочки и варежки при одном взгляде на них излучают в твой адрес тепло и согревают, расписанные платки японского шелка, легкие словно облака на небе и яркие как крылья тропических бабочек словно созданы для праздничных нарядов. Вся жизнь как один длинный большой праздник — уютный и теплый, как длинные рождественские вечера, когда так легко верить в чудеса.

Это волшебство преображения, когда человек находит себя. Это волшебство для всей нашей семьи: для нас — её детей, а теперь и для её внуков - попасть из повседневной серости в сказочный мир бабушкиной мастерской, где красота оживает и согревает силой любви одного доброго человека к своему делу.