Федорова Айзиля (с. Тимершик, Татарстан)
Спецноминация «Вопреки всему» - «Девушка, с вами все в порядке?»


В 19 лет я окунулась в мир ислама. Я и до этого относилась к этническим мусульманам, но ислам ассоциировала лишь с супом из баранины, который подавали в школе в день праздника жертвоприношения. А в 19 лет я познала истину - углубилась в религию, появились длинные платья, платки, стала более скромной, сдержанной, каждое дело начинала с молитвы и ограничила общение с представителями мужского пола, понимая, что я ответственна за каждый мой шаг перед моим будущим мужем.

Именно поэтому зимой 2017-ого года я сидела и мечтала, чтобы место напротив меня заняла женщина.
Я расположилась на месте 29 одиннадцатого вагона типа плацкарт и держала путь в Москву, откуда полечу в Египет. Основные места ещё были свободны. На боковых сидели мужчины лет пятидесяти и громко разговаривали. Между ними на столе стояла полутора литровая бутылка без этикетки. Я подозревала, что в ней спиртное, так как мужчины мне показались не совсем трезвыми.

Вскоре пришёл другой мужчина лет тридцати, поздоровался со всеми и сел напротив меня. Я сразу же его возненавидела. Я ждала женщину, надеялась. А тут – он. Я его уже видела: он и ещё двое мужчин обогнали меня, когда шли к поезду. Они весело разговаривали и курили. Я не переношу запах сигарет, поэтому посмотрела на них и подумала: «Лучше бы мне с чемоданом помогли, чем курить». Его я запомнила из-за ярко-зеленой куртки. Эта ярко-зеленая куртка уже висела напротив меня.

Поезд тронулся. Верхние места никто не занял. Мой сосед вскоре лёг спать. А я села по-турецки на край и смотрела в окно. Было страшно обернуться: мужские голоса только усиливались, и я понимала, что они не трезвые. Я наблюдала, что происходит за окном, как спит мой сосед, читала книгу, снова смотрела в окно, на соседа, на страницы книги… но мужчин не становилось меньше, только голоса менялись. Позже я узнала, что они едут в Москву на подработки, купили свободные места по всему поезду и именно в наш вагон все собирались.

Через некоторое время проснулся мой сосед. Как услышала из его разговора с теми мужчинами, кто-то сел ему на ногу. Он был раздражен и уже не смог уснуть. Ему ничего не оставалось, кроме как присоединиться к разговору других соседей. Я продолжала сидеть к ним спиной, но замечала, как время от времени владелец зелёной куртки поглядывает на меня так же, как я на него.

К девяти часам вечера в поезде стало очень жарко, но сдвинуться с места было страшнее. Уже выпила все запасы воды, однако комфортнее не становилось. Воспользовавшись одиночеством, когда все соседи вышли покурить вовремя остановки, я упёрлась лбом и ладонями в наружную стену.
Окно было ещё холоднее, но до него неудобно дотянуться. Ах, как же хорошо. Прохладно… Тихо…Спокойно… И тут я слышу: «Девушка, с Вами всё в порядке?». Оборачиваюсь – стоит мой сосед, готовый мне помочь. Я объяснила, что жарко. А дальше… я не помню. Уже было всё равно на пьяных соседей, их количество, полицейского, выписавшего им штраф. Был только мой сосед и его волшебная улыбка с прикусыванием нижней губы с правой стороны.

Его звали Андрей. И было ему всего лишь 20 лет. Однако мыслил он очень глубоко и мудро. Не зря подумала в начале, что ему лет тридцать.
В пять утра мы вышли с поезда уже знающие всю историю друг друга, но расставаться не хотелось. Мой самолёт был только в два часа дня, и мы пошли гулять. Я переживала, что опоздаю и решила лучше сидеть в аэропорту. Гуляли недолго - ушла, сказав: «Мне нельзя в тебя влюбляться». Конечно, это не правда. Я уже была влюблена. Как только он отошёл от меня на два метра, я почувствовала пустоту. Единственной связью осталась социальная сеть.

И только в Египте я начала осознавать, что связь с Андреем – это выбор между Богом и им. Замужество за иноверца выводит с ислама. Терять то, что обрела лишь два года назад я была не готова.
Запрещать себе общение с Андреем я также считала невозможным. Запретный плод сладок. Мне не хотелось думать о том, что будет потом. Я наслаждалась моментом счастья.

На третий день нашего знакомства Андрей отправил рисунок, сделанный своими руками. В центре расположилось большое сердце, от которого вырастали две пышные розы, а в самом сердце написано «Я люблю тебя» на арабском языке. Я была шокирована его стараниями. Он знал, что я изучаю арабский язык, отыскал как пишется «Я люблю тебя» на этом языке и смог написать. Написать красиво и по правилам писания. Чудесно. Мило. Я не знала, что ответить, но не прекратила общение.

Пока я была в Египте две недели мы продолжали переписываться, затем он встретил меня в Москве, и мы погуляли несколько часов, что было между прилётом и отправлением поезда. Удивляли его сдержанность, терпение. Я чувствовала, как он тянется ко мне и борется с собой, зная, что нельзя дотрагиваться. Его каждое движение меня зачаровывало всё больше и больше. Уезжала я домой, уверенная, что вот он – мой муж.

Простой переписки уже было недостаточно. Я понимала, что надо решиться: обращалась к Богу, молилась, просила, но ответа не чувствовала. Я не получала ни одобрения, ни порицания своих действий. Три месяца мучила Андрея и себя в сомнениях, а потом я разрешила себе любить.
Спустя четыре месяца с той поездки Андрей сделал мне предложение.

В отличие от меня, он был готов отказаться от всего ради своей любви: оставил вредные привычки и активно изучал ислам. Я приняла его предложение и уже всем сердцем верила, что мне его сам Бог послал.
Следующим летом мы сыграли религиозную свадьбу. А осенью узаконили наши отношения официально. И в день каждого важного для нас события стояла тёплая, яркая, солнечная погода, будто небеса радовались нашей любви.
Поделиться историей
Разработано с душой в logov.studio