Ирина Арсентьева (г. Караганда, Казахстан)

ГРАН-ПРИ "Вера и Победа"

– Доченька, купи цветочки! – худенькая старушка, одетая в скромное шерстяное платье с белым воротничком, скрепленным простенькой брошкой, посмотрела в глаза молодой женщине. Взгляд ее был добрым и проницательным. Трясущейся рукой она протянула букетик ландышей.

Горькие слезы брызнули из глаз Вероники прямо на белые кисточки и повисли на них прозрачными каплями. Она не стыдилась и не вытирала их.

– Присядь, детка, и расскажи о своей беде. Зябко, набрось на плечи платок.

Вероника села на скамейку, кособоко приютившуюся под старым деревом, и закуталась в пуховую шальку, предложенную старушкой.

Девушка говорила быстро и не останавливалась ни на минуту. Старушка, поглаживая руку взволнованной девушки, не перебивая, выслушала ее длинный рассказ.

...Вероника и Игорь дружили с детства – они жили в соседних подъездах кирпичной пятиэтажки на краю города, ходили в один детский сад, а потом оказались в одном классе только что открывшейся школы.

Как-то еще в шестом классе Игорь назвал свою подружку Ниточкой, и это прозвище накрепко к ней приросло. Она действительно была тонкой и гибкой, за что физрук всегда ставил ее в пример другим девчонкам, которые падали с гимнастического бревна, словно мешки. Игорь был коренастым и крепким, а его рукопожатие, несмотря на юный возраст, «железным». Было забавным наблюдать за ними со стороны – парень-крепыш тянет за руку тонкую, как веревка, девчонку. Даже одноклассники начали дразнить их «ниткой с игорькой», что звучало смешно, но ничуть не обижало обладателей этой дразнилки.

Часто, сидя на маленькой скамеечке под развесистым ясенем, Вероника и Игорь уплетали горячие пирожки из местной кулинарии и болтали без умолку.

– Самый высокий пик? Где находится гора Небо? А что такое Сахарная голова? – экзаменовал Игорь свою подружку и потешался над ее растерянным видом. – Эх, ты, склеротик! Опять забыла. Какая же из тебя жена альпиниста получится?

Игорь давно был увлечен географией, а на горах так и вовсе «помешался» – много чего знал о восхождениях и покорениях горных вершин. Недаром он побеждал во всех городских, областных и международных олимпиадах по географии.

– Я лучше тебе стихи почитаю, Игорек! – отвечала ему Вероника. Тебе какие стихи – про любовь, или про подвиги? – ехидно допытывалась она. – Знаааю, можешь не отвечать. Только одни покорители высот у тебя на уме.

В восьмом классе Игорь записался в кружок альпинизма и потащил за собой Веронику, хотя та, как и прежде, не отличала Эльбрус от Эвереста, Гималаи от Памира, и где находятся Драконовы горы, так и не запомнила.

Школьные годы пролетели в круговороте уроков, классных часов, походов с палатками и кострами в ожидании взрослой самостоятельной жизни. И вот настал день, когда последний школьный звонок возвещает о том, что детство кончилось, и наступает пора, о которой мечталось все эти годы.

Игорь вытянулся и возмужал за эти годы. Спорт и горы закалили и дисциплинировали его. Вероника стала настоящей красавицей. Тело ее налилось, но не потеряло стройности. Русые локоны изящно обрамляли пухлые щеки. Глаза стали таинственными, густые ресницы придавали им необычайную выразительность. Она отложила губную помаду и, довольная собой, посмотрела в зеркало.

– Игорек, я уже выхожу. Жди меня на нашем месте! – улыбаясь, почти пропела Вероника в телефонную трубку и слегка покраснела.

Утро приветливо распахнуло объятия молодым людям ветками сиреневых кустов, яблонь, покрытых густым бело-розовым цветом, и пьянящим ароматом черемухи.

– Ниточка, я тебя заждался, копуша моя! – Игорь улыбался открыто, и глаза его, серые и серьезные, излучали счастье.

– Ой, Игорек, знаешь, что со мной опять приключилось... – начала было оправдываться девушка.

– Знаю, знаю, – прервал ее Игорь. – С тобой приключилась... любовь. И он быстро обнял ее за плечи, привлек к себе и поцеловал совсем не по-детски, а страстно и властно.

– Аааа, помада! – Вероника не знала, что говорить. Ее голубые глаза широко распахнулись и стали почти синими.

Они молчали несколько минут.

– Я хочу, чтобы ты знала, Ниточка. Я тебя очень люблю, и буду любить всегда, – Игорь теребил пуговицу на пиджаке. Потом он достал из-за пазухи маленький букетик ландышей и протянул Веронике. – Эти цветы такие же нежные и чистые, как ты. Я всегда буду дарить их в знак своей любви, помни об этом.

... Летом Игоря включили в состав международной группы альпинистов, а Вероника сдавала вступительные экзамены в литературный институт.

– Ты моя Вера и Победа, Ниточка! – прощаясь, Игорь крепко обнял Веронику. – С Верой ухожу в горы и обязательно вернусь с Победой!

... «13 августа 2006 года при восхождении на вторую по высоте вершину мира Чогори в Пакистане, в результате схода лавины на высоте 8400 метров погибли шесть человек. Из девяти человек, что были на горе, остались в живых трое, среди них – ирландец, поляк и наш соотечественник Игорь Богомазов». – Взгляд девушки торопливо бегал по прыгающим строчкам газеты, вычленяя самое важное.

«Он жив, жив, жив...» – твердила Вероника, и выпрыгивающее из груди сердце, казалось, вторило ей: «Он жив, жив, жив!»

Игорь пролежал в больнице несколько месяцев. Обмороженные ноги врачам восстановить не удалось и их пришлось ампутировать из-за начавшейся гангрены. После выписки он впал в отчаяние. Никого не хотел видеть, запретил приходить даже Веронике, а в одиночестве начал подумывать о самоубийстве.

Однако, будучи спортсменом, вскоре взял себя в руки. Реабилитация его прошла на удивление успешно, и общество альпинистов предоставило ему коляску для передвижения. Но постоянное чувство вины за то, что он один из немногих остался в живых, не покидало его ни на минуту. Вопрос, все ли он сделал для спасения своих друзей, заживо погребенных под снеговым одеялом, изводил его. Однажды после просмотра телепередачи о православных храмах, он куда-то пропал. На столе осталась короткая записка: «Мама! Не переживай за меня!» А из книжного шкафа исчезли большой географический атлас и фотография Ники...

Девушка прервала свой рассказ и все еще полными слез, покрасневшими глазами посмотрела на старушку.

– Бабушка, что же мне делать? Где искать? Ведь я люблю его, и любить буду, несмотря на все трудности. Ну и что, что у него нет ног! Зато есть руки, а главное – он жив. Мы всегда были вместе и должны быть вместе.

– Не сердись на него, дочка! Он тоже думает о тебе и не хочет быть обузой. Я ведь твоего Игорька знаю. Он уже полгода живет при монастыре. Это он выращивает цветы, а я привожу их в город на продажу. Продам немного и бедным помогу. Поеду в монастырь в следующее воскресенье. Сын отвезет. И ты со мной поезжай. Все хорошо будет.

...Через два года Игорь совершил новое восхождение к Пику Победы на искусственных протезах, которые ему прислала православная община далекой Аляски. А еще через год Вероника родила дочь, которую назвали Верочкой. Теперь у Игоря были две ниточки – Вера и Ника, которые крепко связывали его с жизнью.



Поделиться историей
Разработано с душой в logov.studio